Рубим баксы

Рейтинг сайта

Пообщаемся

Tak.ru



Полезное

Обменник, обмен webmoney в Украине
загрузка...

Полезное 2

<
ДАГЕСТАН+
Автор: Администратор   
20.12.2011 09:49

 

Дагестан — горная страна, расположенная в восточной части Северного Кавказа, на востоке омываемая Каспийским морем. В античные времена часть современного Дагестана входила в государственное образование Кавказская Албания. В VII—XI вв. на территории Дагестана уже существовали раннефео-
дальные государства: Серир, Гумик,Кайтаг, Зирехгеран, Табасаран,Лакз и др. Границы этих государств соответствовали расселению основных народностей Дагестана — аварцев, лакцев, даргинцев, лезгин и др. Дагестан, так же как и другие кавказские земли, испытал немало иноземных нашествий. В V—VII вв.
дагестанские государства боролись против агрессии сасанидского Ирана и добились значительной самостоятельности во внутреннем управлении. С середины VII в. началась арабская экспансия, особенно усилившаяся в VIII в. С начала IX в. арабские походы на Дагестан прекратились и все дагестанские государства обрели независимость. В XI в. Кавказ пережил нашествие сельджуков; правда, Дагестан не подвергся такому страшному разорению, как Закавказье, лишь район Дербента вошел в державу сельджуков. О военной организации средневекового Дагестана сохранились разрозненные сведения. Из арабских источников известно, например, что правители Ссрира, Гумика и других государств к началу XI в. "жили в укрепленных замках, в которых держали своих вооруженных людей, провиант и амуницию, причем у некоторых из них было несколько крепостей, не считая того и города, входившие в их владения,
были также укреплены и снабжены всеми средствами обороны и нападения"/ОИД, 59/.
 
В 20—30-х годах XIII в. в Дагестан дважды вторгались монголы и ряд феодальных правителей вынуждены были признать власть монгольского хана, превратившись в его вассалов. Часть Южного Дагестана вошла в состав монгольского государства. Для участия в монгольских походах дагестанские правители
должны были выставлять своих всадников. В конце XIV в. на Дагестан были совершены опустошительные нашествия Тохтамыша и Тимура. Особенно жестокое разорение Дагестан испытал в 1395—1396 гг. от полчищ Тимура. После смерти Тимура в 1405 г. власть монголов в Дагестане ослабела и страна постепенно вновь обрела независимость.
 
XV—XVII вв. Дагестан попрежнему состоял из феодальных и полуфеодальных владений. В функции правителей входили сбор податей, суд и командование войском. Феодалы имели постоянные военные дружины нукеров, набиравшихся из свободных крестьян, освобожденных от податей и повинностей взамен несения военной службы. В случае необходимости созывалось ополчение из всего населения. Правители и отдельные феодальные владельцы обладали значительной военной силой. Так, в завещании 1485 г. аварского правителя своему наследнику сообщалось о возможности выставить табасаранским владетелем 60 тыс. вооруженных человек, кумухским — 100 тыс., аварским —40 тыс. По сведениям, полученным терскими воеводами в 1597 г. от жителя Дербента Аллаги и имевшим более реалистический характер, шамхал, его сыновья, племянники, зять и уздени располагали войском в 1660 конных воинов; другие дагестанские владельцы имели в своем распоряжении 2480 конных воинов, в том числе кайтагский уцмий командовал 500 конными, 700 пешими
воинами, а табасаранский кадий располагал вооруженной силой в 500 конных воинов. Всего же, по приведенным данным, насчитывалось 4140 конных воинов. "И всего по Аллагиной скаске кумыцких и горских людей разных землиц с шевкалом и его детьми в одиначестве с 5000 человек конных; а толко
зберутца кумыцкие и горские люди и чиркасы, и всего их будете 15 000 конных опричь пеших людей" /Сношения России с Кавказом, 1, 292—293/.
 
В XVI в. усилились две соседние державы — сефевидский Иран и османская Турция. Между ними началось соперничество за обладание Кавказом, в том числе и Дагестаном. Эта борьба продолжалась в течение 300 лет; в ходе нес то одна, то другая сторона вторгалась в страну, уничтожала города и селения, уводила в плен жителей. Но ни Ирану, ни Турции не удалось подчинить себе Дагестан. В XVIII в. к борьбе за влияние в Дагестане присоединилась Россия. Еще в XVI в. дагестанские правители неоднократно обращались к России с просьбами о помощи, предлагая за это вступить в подданство к русскому царю. Помощь оказывалась: например, терские ратные люди неоднократно посылались к тарковскому шахмалу. Были установлены дружественные отношения с аварским, казикумухским правителями. В 1717 г. тарковский шамхал обратился с просьбой принять его в российское подданство. В 1722 г. Петр I в развитие своей завоевательной политики предпринял морской и сухопутный поход в прикаспийские земли. Русские войска заняли весь прибрежный Дагестан, включая
Дербент. Потерпев поражение в 1723 г., шах уступил России все прикаспийские земли, но преемники Петра I не сочли возможным их удерживать и по договорам 1732—1735 гг. они были возвращены Ирану.
 
 
Период с 1733 по 1745 г. в Дагестане прошел в ожесточенной борьбе с агрессией Ирана. Новый правитель его, Надир, неоднократно вторгался в Дагестан с огромной армией, намного превосходящей военные силы дагестанских правителей; но, несмотря на победы, которые он иногда одерживал, и несмотря на разрушения, которым он подвергал селения и жителей, он не смог сломить сопротивление и привести край к покорности. Особенно мощным было вторжение Надира в 1741 г. со стотысячной армией, когда он захватил почти всю страну. Одним из эпизодов этой войны было трехнедельное героическое сопротивление
Кубачи 24-тысячному иранскому войску. В конце концов после еще нескольких лет бесплодных попыток завоевать Дагестан в 1745 г. иранские войска его покинули.
 
После нашествий Надир-шаха дагестанские правители старались найти себе сильных покровителей. С этим связаны обращения части владельцев в 1750—1770 гг. с просьбой о принятии их в российское подданство, но Россия, проводя еще очень осторожную политику, отказала им. После успешного завершения русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Россией была построена новая укрепленная линия от Лзова до Моздока. Свою политику на Кавказе Россия активизировала после присоединения Крыма в 1783 г. и после победного окончания русско-турецкой войны 1787—1791 гг. В течение 1780—1790 гг. Россия удовлетворила просьбы многих дагестанских правителей и вольных обществ о принятии их под российский протекторат. Этот протекторат часто носил временный характер, так как потребность в нем возникала в силу изменяющихся внешнеполитических причин. В 1801 — 1812 гт, этот процесс продолжался: многие дагестанские правители добровольно возобновляли свои присяги о принятии российского подданства, другие же были принуждены к этому силой.
К 1812 г. все дагестанские земли вошли в состав России; по Гюлистанскому договору 1813 г. Иран признал все завоевания России.
 
В течение XVIII - начала XIX в. на территории Дагестана существовали двенадцать феодальных владений — Аварское, Дербентское, Казикумухское, Кюринское, Мехтул и некое ханства, Табасаранское майсумство, владения кадия Табасаранского, шамхальство Тарковское, владения Аксаевское, Андреевское, Костюковское, уцмийство Кайтагское и более 60 вольных обществ и их союзов. Во главе феодальных государств стояли правители с титулами хана, шамхала, кадия, уцмия и т.п., во главе вольных обществ — советы старейшин.
 
Военная организация на протяжении длительного времени оставалась неизменной. Постоянной профессиональной армии в феодальных владениях не было. Феодальные владетели содержали при своих дворах небольшие постоянные отряды нукеров, набиравшихся из первостепенных узденей (свободных крестьян) . В случае войны ханы созывали беков (высшее дворянство) и первостепенных узденей, которые приводили с собой военные отряды, выставляемые общинами. Эти отряды находились под непосредственной командой беков. В вольных обществах ополченцев созывали старшины. Выход на войну считался обязанностью каждого здорового мужчины в возрасте от 20 до 60 лет. Собираемая таким образом военная сила могла быть значительной.
 
Русские военные чиновники, посетившие Дагестан в разное время с 1796 по 1831 г., сообщают о численности войск дагестанских правителей и вольных обществ. В ханстве Аварском в 1796— 1798 гг. в войске насчитывалось 15 тыс., вместе с воинами из свободных общин 18 тыс. человек; в 1828—1830 гг. — от 3 тыс. до 4,5 тыс, но возможно не более 2 тыс.). В ханстве Дербентском в 1798 г.— 4тыс., в 1804 г. — 2тыс.; в 1831 г.— 100—150 хорошо вооруженных всадников.
В ханстве Казикумухском в 1796г.— 7833, в 1798 г. — 20 тыс., в 1804 г.— 7—8 тыс. В ханстве Мехтулинском в 1830 г. от 1000 до 1500, в 1831 г . - З тыс .
В майсумстве Табасаранском в 1796 г. — 3 тыс., в 1798 г. — 4 тыс., в 1831 г. — 1,5—Зтыс, из них конных не более 300.
 
Во владении кадия табасаранского в 1796 г. — 5333 воина, в 1798 г.— 2500 человек со вспомогательны- В шамхальстве Тарковском в 1796 г. — 19 875 воинов, в 1798 г. —26 тыс. вместе с акушинцами; в 1804 г. летом — 15 тыс., зимой — 5 тыс.; в 1830 г. — 1,5—2 тыс., из них 600 конных. Во владении Аксаевском в 1798 г.
— 3 тыс. Во владении Андреевском (Эндери> в 1798 г. — 1,5 тыс. Во владении Костюковском в 1798 г. —600. Во всех трех владениях в 1812 г. — 18 тыс., в 1828 и 1830 гг. по 1 тыс. В уцмийстве Кайтагском в 1796 г.—12500, в 1798г. — 7тыс., в 1831 г.— 8 тыс. В вольных обществах насчитывалось: у гумбетовцев (кумыки с народным правлением) в 1830 г. 1500 человек, в том числе 500 конных, у салатовцев (кумыки с народным правлением) в 1830г. — 1500—2000 воинов при поголовном вооружении, в том числе 600 конных.
 
В вольной Табасарани в 1831 г. на случай обороны имелось до 3 тыс. воинов, из них конных не более 300. Холодное и огнестрельное оружие они получали из Кубачи. В Аксальте в 1830 г. была 1 тыс. воинов. В Ботлихе в 1830 г. — 1 тыс. В Калалале в 1830 г. — 1500 человек. Послушных аварскому хану: андийцы в 1830 г. насчитывали 1 тыс. воинов, Акушинское общество в 1831 г.— 10 тыс., Койсубулинские владения в 1830 г. —1500, Джарское владение в 1830 г. при
всеобщем ополчении до 30 тыс., в том числе конница 5 тыс., но реально не более 10 тыс., Антль-Ратль в 1831 г. 4—5 тыс. (См. История, география, этнография Дагестана XVIII—XIX вв.) Вступая в российское подданство (под угрозой иранского нашествия и по другим причинам), дагестанские правители рассчитывали лишь на внешнеполитический протекторат.
 
Политика же царизма была направлена на установление в Дагестане военной и административной власти. В 1816 г. главнокомандующим на Кавказе был назначен А.П.Ермолов. Он начал свою деятельность с переноса русской укрепленной линии с Терека к подножию Кавказского хребта. Приближение этой линии к Сунже вызвало восстание дагестанских владетелей. В 1818 г. началась Кавказская война. Военные действия происходили между русскими войсками
и вооруженными силами аварского, казикумухского, каракайтагского, мехтулинского владетелей и старшин сельских обществ. У Ермолова была небольшая,
в 40 тыс. человек, армия, рассредоточенная по всей линии. Его тактика заключалась в проведении внезапных карательных экспедиций, во время которых сжигались селения, угонялся скот, уничтожались посевы, вырубались леса и сады, блокировались целые районы, чтобы воспрепятствовать торговым операциям горцев. В течение 1818—1821 гг. все дагестанские войска были разбиты, неугодных правителей Ермолов сместил и заменил другими, население было обложено контрибуцией и обязывалось участвовать в строительстве укреплений и ремонте дорог.
 
Внутреннее управление сохранилось в руках правителей, за исключением вынесения приговоров к смертной казни и нанесения увечий; была запрещена работорговля. Местные феодалы сохранили все свои привилегии. Заручившись покровительством русских властей, они усилили угнетение простого народа.
Это вызвало недовольство горцев, которые подвергались двойному гнету — своих феодалов и царских властей. Сопротивление горцев усилилось религиозно-политическим движением, распространившимся в Дагестане к середине 1820-х гадов,— мюридизмом. Мюридизм в условиях борьбы с царской властью стал
и призывом к священной борьбе с неверными — газавату. Первым главой этого движения, имамом, стал Гази-Мухаммед (1828—1832), после его смерти — Гамзат-бек (1832—1834), затем Шамиль (1835—1859).
 
Особенно широкий размах это движение приобрело при Шамиле.Он подчинил себе множество аулов, казнил представителей феодальной верхушки, искоренял обычное право (адат) и внедрял шариат. Восстание охватило всю Аварию. Военные действия русской армии против Шамиля имели место в 1837, 1839 гг. В 1839 г. Шамиль перебрался в селение Ахульго и укрепил его. Русские войска, не сумев взять Ахульго штурмом, осадили его. Осада, во время которой погибли почти все защитники, продолжалась 3 месяца. Шамиль с семьей и несколькими мюридами с трудом перебрался в Чечню, где в 1840 г. избрал своей резиденцией аул Дарго (1840—1845). В течение 1840—1844 гг. Шамиль разбил все направленные против него экспедиции; контролируемая им территория Чечни и Дагестана увеличилась в 3 раза. В 1845 г. против Шамиля была направлена экспедиция под командованием М.С.Воронцова. Горцы оставили Дарго. Шамиль перенес свою резиденцию в Ведено. С 1847 г. последовали военные неудачи Шамиля при его вторжении во внутренние районы Дагестана и в
Закавказье. После окончания в 1856 г. Крымской войны царизм направил в Дагестан освободившиеся войска; была двинута 220-тысячная армия. Материальные и людские ресурсы горцев были истощены. В течение 1857—1859 гг. царские войска заняли почти всю Чечню и в марте 1859 г., осадив Ведено, взяли его. Шамиль ушел в Дагестан. Наступление русских продолжалось. Шамиль с 400 мюридами отступил в Гуниб. 25 августа 1859 г. 360-тысячная российская армия под командованием Барятинского зашла в тыл осажденным и заняла высоты. В этот день Шамиль сдался в плен.
 
Шамиль создал на контролируемой им территории военно-теократическое государство — имамат. Вся полнота власти принадлежала государственному совету из 32 человек но главе с Шамилем. Государство было разделено на наибства. Во время наибольшего успеха Шамиля число наибств достигало 52. Территория, охваченная движением, т.е. Авария и Чечня, составляла 900 км2 . Столицей имамата сначала был Ахульго (1837—1840), после его разгрома — Дарго (1840—1845), после его разрушения — Ведено, или,как называл его Шамиль, Дарго-Ведено (1845-1859).
 
Особенное внимание Шамиль уделял армии. В имамате было создано войско из постоянных отрядов и ополчения. Ядро войска составляли муртазикаты (буквально "наемные воины") — добровольцы. Они составляли личную гвардию самого Шамиля, насчитывая примерно тысячу человек; они должны были
отказаться от всяких семейных привязанностей и служить имаму, не жалея ни сил йи жизни* они охраняли имама и его дом. Каждый наиб в зависимости от количества населения наибства должен был иметь своих муртазикатов, от 200 до 300 человек. Каждые десять дворов выставляли своего вооруженного всадника, а содержать его должны были остальные девять дворов. Муртазикаты были конными всадниками. Всего конница составляла шесть тысяч человек. Остальные мужчины имамата в возрасте от 15 до 50 лет считались военно-обязанными и должны были включаться в народное ополчение. Ополченцы защищали свои аулы и участвовали в походах. При этом каждый муртазикат становился начальником над жителями тех десяти дворов, от которых он был выбран. Общая численность войск Шамиля составляла 20—30 тыс. воинов, в отдельных боях участвовало до 10—15 тыс. человек. Основной войсковой
единицей являлась тысяча, которая делилась на сотни и десятки. Во главе тысячи стоял наиб, которому подчинялись два начальника пяти сотен, сотники
и десятники. Особые воинские единицы были образованы из пленных русских солдат и перебежчиков. В Дарго их насчитывалось 400—500 человек. Они следили за пушками, сооружали лафеты, зарядные ящики и колеса. Каждая воинская единица имела свои значки, а особенно отличившиеся части на-
граждались знаменами. В конце 1842 г. Шамиль ввел в армии чины. Всех отличившихся в боях награждали оружием, а с 1841 г. были введены ордена.
 
Очень остро стоял вопрос о производстве пушек. Вначале у горцев их не было, первые пушки достались в качестве трофеев в 1843 г. Наладить производство пушек Шамилю помогли русские перебежчики-солдаты и офицеры. Всего при Шамиле было отлито 50 орудий, из которых пригодными оказались лишь
четырнадцать. Артиллерия пополнялась пушками, отбитыми у неприятеля.Не хватало ядер, отливкой которых занимались специальные мастера в Ведено, Чохе и Согратле. Поэтому горцы собирали ядра там, где действовала русская артиллерия. Пули отливались из меди с примесью олова. Но поскольку олова
не хватало, то пули также собирали на полях сражений. В селениях Унцукуле,Дарго, Ведено, Гунибе, Шиба было организовано производство пороха. Селитру производили в Андалалском и Хиндалялском обществах.Сера добывалась в окрестностях аулов Чирхата, Кикуны и Шубута, Гимры, Зирани, Унцукуль, Гоцатль, Гоцо. Свинец тайно покупали у солдат и торговцев, снабжавших русскую армию. Медь, имевшуюся у частных лиц, Шамиль конфисковал и благодаря этому довел ее запас в 40-х годах до 10 тыс. пудов /Руновский, 78—80, 134—136/. Шамиль пытался наладить разработку железной руды, для чего просил прислать одного — трех специалистов из селения Дильбук. Приглашенного мастера Омара снабжали необходимыми средствами для работы из общественного фонда
Закс, 153/.
 
Мухаммед Тахир-ал-Карахи, биограф Шамиля, посвятил отливке пушек небольшую главу, названную "Глава о начале отливки пушки, при помощи которой усилилась мощь имама и было взято много крепостей из рук неверных". В ней, в частности, говопилось следующее: опытный кузнец Джзбраил Унцукульский посоветовал имаму отлить пушку. "А у них были осколки от разбитой большой пушки, которую они забрали при нападении на Кучулин. Народу эта мысль понравилась, и он захотел ее осуществления, однако имам отговаривался под тем предлогом, что "мы не сможем се использовать из-за недостатка
пороху и снарядов". Но все-таки принялись за отливку. Когда кончилась отливка и начали стрелять из нее для пробы ядрами, то она разорвалась и разрушилась. Вторично отлили хорошую пушку, легкую в передвижении и эффективную в бою. "Определил Аллах Всевышний к этой пушке солдат и заставил
их служить имаму. Они приводили эту пушку в действие и выполняли иные дела, кроме этого. Имам собрал для пушки порох и велел собрать ядра на
местах сражений у Ашильты, Ахульты, Ахульго и др." /ал-Карахи, 151-152/.
 
Хорошим оружейником, помогавшим Гаджи Джебраилу Унцукульскому, был Муса Казикумухский/Гаджи-Али, 21/.
 
Наиболее искусным мастером огнестрельного оружия при Шамиле считался Хидатли Магома, "делавший не только превосходные пистолеты, но даже штуцера" /Руновский, 137/. В 1860 г. после поражения Шамиля было образована Дагестанская область. Части владельцев были оставлены их владения, сохранялись некоторое время и ханства, но в течение 1859—1867 гг. все они были ликвидированы и вместо них образовано 9 округов: Аварский, Андий-
ский, Гунибский, Даргинский, Кюринский, Кайта го-Табасаранский,Кэзикумухский, Самурский, Темнрханшурннский. Прежний порядок несения военной
службы был отменен. Народное ополчение было заменено постоянной службой в трех полках, формировавшихся из дагестанцев под командой русских
офицеров. Частично изменилось вооружение: холодное оружие — сабли, шашки, кинжалы осталось национальным, а кавказские винтовки заменили уставным казнозарядным современным русским оружием. Оружие у дагестанцев, так же как и у других горских народов, не только употреблялось во время боевых столкновений, но и использовалось в быту и ритуалах. Дагестанец постоянно носил оружие. "Талия перетянута кожаным поясом с металлическими украшениями, а у людей богатых и зажиточных с серебряным прибором. Спереди на поясе висит кинжал, у богатого оправленный и серебро, а у бедного без всякой оправы, Кинжал не снимался даже дома, сняв черкеску, горец опоясывает себя поясом с кинжалом поверх бешмета. Собираясь в путь, горец затыкает сзади за пояс пистолет и набрасывает за плечо винтовку, завернутую в чехол. Шашка не составляет необходимости в вооружении и употребляется при отправ-
лении в поход, для действия против неприятеля... Каждый оборванный горец, сложив руки накрест, или взявшись за рукоять кинжала, или опершись на ружье, стоял так гордо,будто был властелином вселенной. Движения горца ловки и быстры,походка решительная и твердая, во всем видны гордость и сознание соб-
ственного достоинства" /Дубровин,544—547/.
 
Во время свадьбы, на второй день, молодежь джигитует, гудит зурна, перед домом молодых стреляют из пистолетов и ружей. Джигит, бросив поводья лошади, на всем скаку становится вертикально на голову, проскакав так довольно долго и выстрелив несколько раз из ружья, отлично и ловко перевернувшись,
сидит уже на своем азиатском седле /Дубровин, 572/. В "Рассказе пленного тушинца" ("Кавказ", 1846, №35) описаны скачки дагестанцев. Народ собрался на площади, ожидая спускавшееся с гор войско. Молодые люди пошли ему навстречу с музыкой; войско приостановилось, зарядило ружья и пистолеты и ответило на приветствие дружным залпом. Соединившись, народ и войско разделились на две партии. Начались скачки: с обеих сторон выехали несколько наездников и, на скаку заряжая ружья, стреляли в цель с необычайным проворством и меткостью, другие, мчась во весь опор, поднимали с земли монеты или спрыгивали с коней и вскакивали обратно. Потом из толпы со стороны народа вышел статный молодец с шашкой в руке и вызвал на бой охотников. За ним последовало еще несколько человек. Начался бой на шашках. Бились долго, с искусством отражая удары; но некоторые ловкими ударами сабли наносили тяжелые раны, многие даже сделались жертвой этой потехи. Народ награждал храбрецов рукоплесканием и песнями. Когда одна сторона начинала колебаться, ей на помощь спешили другие, так что бой сделался всеобщим. После боя на шашках приступили к стрельбе. В качестве цели поставили лезвие кинжала. Никто не попал, тогда обратились к рассказчику, он выстрелил очень удачно, пуля попала в цель и, раздробившись, с визгом отскочила в обе стороны. Толпа с удивлением окружила стрелка.
 
Различные сезонные праздники— наступление весны, день вывода плуга — непременно сопровождались соревнованиями в джигитовке, беге, стрельбе. Тогда по селениям повсеместно раздавались выстрелы. Был обычай »о время танцев стрелять в пол около своей партнерши из заряженных пистолетов; взяв в зубы клинок шашки, плясать то вприсядку, то на вывороченных внутрь носках, перекидывая под коленями из рук в руки два обнаженных кинжала /Дубровин, 523—531, 571/.
 
Оружие начинали носить с 14—15 лет. Дагестанский ученый М.Амиров, уроженец Даргинского округа, учившийся в гимназии, вспоминает, что когда ему было 14
лет, отец для него, любимого сына, купил богатое оружие — ружье, пистолет и кинжал /Амиров, 33/.
 
М.Амиров писал, что горцы готовы примириться со всеми нововведениями в их домашнем быту, которые принесла русская власть, лишь бы у них сохранилось право носить оружие и чтобы не подвергаться русской воинской повинности. "Горец чрезвычайно привязан к своему оружию. Он как бы считает его существенным членом своего тела" /Амиров, 59/.
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дагестан называли "кузницей оружия" Кавказа. На вопрос, где производилось лучшее на Кавказе оружие, заданный в любом селении, старожилы неизменно отвечали: "В Дагестане". Дагестанские оружейники изготавливали стволы и клинки, серебряники гравировали серебро и украшали его чернью, делали
золотую насечку на кости, железе и стали. Оружие изготавливалось во многих селениях Дагестана. Одни из них специализировались на произ-
водстве холодного оружия, другие— огнестрельного, в некоторых было развито и то и другое, а также ремесла, связанные с украшением оружия. В некоторых селениях производство оружия удовлетворяло запросы лишь местного населения, в других же оно было развито настолько, что эти селения превратились в крупные центры, поставлявшие оружие не только Дагестану, но и другим районам Кавказа. Мастера из многих селений уходили на заработки в разные города Кавказа и Закавказья, где оказывали большое влияние на местных мастеров. Дагестанское оружие имеет ряд свойственных только ему конструктивных черт, но главное его отличие в орнаментике. Поэтому именно с нее мы начинаем обзор дагестанского оружия. Дагестанский орнамент— стилизованный растительный, с множеством листьев, бутонов, цветочных головок. На первый взгляд он представляется единым для всей страны. Однако путем тщательного
анализа исследователям удалось установить признаки, которые позволяют выделить три его этнотерриториальные разновидности: кубачинский, лакский и аварский. Рассмотрим эти типы орнаментики.
 


Карта сайта