Рубим баксы

Рейтинг сайта

Пообщаемся

Tak.ru



Полезное

Обменник, обмен webmoney в Украине
загрузка...

Полезное 2

<
Кубачинский орнамент
Автор: Администратор   
20.12.2011 09:50

 

Кубачинский декор отличается высокой техникой исполнения, разнообразием приемов и сложной, тонко разработанной орнаментацией. Орнаментика кубачинского холодного оружия основательно исследована Н. Б. Баклановым, Н. Ф.Яковлевым, Е. М. Шиллингом, Э. В.Кильчевской, А. А. Ивановым,
Р. А. Алихановым, П. М. Дебировым, М. М. Маляевым. Однако все эти исследователи имели дело преимущественно с холодным оружием конца XIX — начала XX в., которое было хорошо представлено в музеях и хранилось у населения. Холодное оружие более раннего времени, сохранившееся в немногих экземплярах, не попало в их поле зрения. А между тем оно свидетельствует о том, что ранняя орнаментика кубачинского оружия заметно отличалась от поздней. Вместе с тем ранний орнамент широко представлен на огнестрельном оружии — ружьях и пистолетах, хранящихся-отдельными экземплярами и небольшими коллекциями в разных музеях и не привлекавших внимания ученых.
 
Надо сказать, что часть этого оружия, происходившего из Кубачи, вообще не атрибутировалась как кубачинское, определялась лишь как кавказское и даже как турецкое. Впервые пистолеты кубачинской работы были правильно атрибутированы, хотя и без всякой аргументации, в книге Р. А. Алиханова и А.А. Иванова "Искусство Кубачи" в 1976 г. Параллельно мною была проделана попытка аргументировать кубачинское происхождение целой группы огнестрельного оружия, объединенного общей орнаментикой и техникой украшения серебряных деталей /Аствацатурян, Памятники,1978, 447—450/. Главными признаками их кубачинского происхождения является наличие на некоторых замках и хвостовиках кубачинского орнамента тутта и мархарай (см. далее), выполненных золотой насечкой. На двух ружьях, поднесенных Александру 11 в бытность его наследником, имеется подпись "Кубачи", а на серебряных деталях одного из
ружей написано чернью: "Кубачинский мастер Абакар".
 
Многие экземпляры ружей и пистолетов рассматриваемой группы имеют даты, самая ранняя из них —1798 г., самая поздняя — 1913 г. Сгруппировав вокругдатированных предметов вещи, аналогичные им по орнаментике, и выстроив их в хронологический ряд, получим возможность проследить развитие
кубачинской орнаментики на протяжении всего XIX в. В эволюции этого орнамента можно выделить четыре периода.
 
1798 г .— 20-е годы XIX в. Орнамент представлен нf пистолетах, которые имеют серебряные обойм и цы и немного серебряных накладок, расположенных только на хвостовике, вокруг замка, на яблоке. Элементы орнамента на серебре немногочисленны: четырех- и шестилепестковые розетки, расположенные цепочкой (иногда розетки чередуются с пальметтами, нижний лепесток розетки нередко продолжен черточкой, иногда вытянут), небольшие ромбы с ситом и мелкие четырехлепестковые цветочки. Имеется симметричная композиция, состоящая из двух головок сулка (см.ниже) и одной листовидной. Орнамент выполнен гладкой чернью на неуглубленном фоне. Золотая насечка по железу и стали употребляется еще мало. Замок лишен украшений, орнаментирован лишь ствол — веточками с двухлепстниками. 30—40-е голы XIX в. Орнамент представлен на небольшом числе пистолетов. Становится больше серебряных накладок;между обоймицами и снизу на рукояти появляются дополнительные пластины. Сохраняются в основном ним прибавляется несколько голо-
вок -— гулгул-бик и истанбул-бик. Возникает новый орнаментальный мотив — геометрическая сетка из ромбов, образованных двухлепестниками; в центре ромба — маленькая четырехлепестковая розетка,встречавшаяся ранее в ромбиках на хвостовике. Фон рисунка слегка понижен и канфарен точками. Появ-
ляется новый прием — изображение белых трехлепестников, четырехлепестковой розетки на черневом фоне.Украшение золотой насечкой становится более насыщенным. Замки орнаментированы тонкой золотой насечкой по процарапанному фону с изображением стеблей с двухлепестниками, пальметтами,
розетками из черточек с точками на концах и клеточек с косым крестиком внутри. На стволах появляются персидские стихотворные надписи с начальной строкой — "Берегись меня, враг, я тебя не боюсь".
 
50—80-е годы XIX в. От этого времени сохранилось много прекрасно исполненных вещей — ружья, пистолеты, в меньшем числе представлено холодное оружие; многие экземпляры датированы, часто встречаются надписи, содержащие имя мастера и владельца. Многие владельцы этого оружия принадлежали к высокопоставленным особам — шамхал, хан, князь.
 
Серебряные накладки становятся многочисленными' на пистолетах они сплошь закрывают все деревянные части, встречаются даже рукояти, полностью покрытые серебрякинжалы имеют сплошные серебряные футляры. Элементы орнамента четырех и шестилепестковые розетки, головки гулгул и истанбул-бик,
трех- и пятилепестковые вытянутые с загнутым концом, трехлепстковые округлые бутоны, двухлепестковые, вытянутые овалы, листья с трехчастной разделкой; они стали более крупными и сложно разработанными внутри. В построении орнамента нередко сохраняется прежний принцип — чередование расположенных по цепочке элементов, но становятся более частыми симметричные композиции, расходящиеся в обе стороны от воображаемого
гравировкой и чернью со сложным  белым рисунком внутри. Фон понижен значительно больше, чем в предыдущий период, и гравирован мелкими листочками и стебельками; оставшееся свободным пространство канфарено точками. Черневому орнаменту на белом фоне часто сопутствует белый орнамент на черневом фоне, чаше всего украшающий на пистолетах накладки снизу на рукояти, а на холодном оружии некоторые накладки на ру- л несколько отличаются от описанных выше: это большей частью профильные трех- и пятилепестковые головки на стеблях, сложные бутоны с вытянутым средним лепе-
стком, звездчатые розетки, трехдольные удлиненные листья. Все эти элементы, последовательно соединенные стеблями, образуют гирлянду. В растительный орнамент иногда вкомпонованы изображения птиц. Поверхность цветов и листьев углублена сравнительно с темным черненым фоном и разработана легкой гравировкой — растительным орнаментом или канфарена точками. Ромбы с цветочками еще встречаются на холодном оружии, но уже исчезли с огнестрельного. Золотая насечке, украшающая замки и стволы, или имеет тот же рисунок, что и в предшествующий период, или представляет собой интенсивно извивающиеся стебли с "головками" и звездчатые розетки. На хвостовиках и замках часто встречаются уже классические кубачинские заросль
(мархарай) и ветка (тутта), выполненные гладкой и выпуклой золотой насечкой.
 
90-е годы XIX — начало XX в. К этому периоду относится подавляющее большинство сохранившегося оружия, в первую очередь холодного. Из огнестрельного оружия имеется два пистолета с датами 1909 и 1913. На примере этих пистолетов видно, как сильно изменилась орнаментика: вместо крупных розеток и трехлепестников появились симметричные мелкие веточки с бутонами и листьями, образующие гирлянды. Исчезает белый орнамент на черневом фоне. Фон почти сплошь гравирован листьями или ветвями, композиционно нередко очень усложненными. Изменилось и техническое исполнение фона — он не углубляется чеканкой, а выполняется посредством глубокой гравировки. Не заполненное рисунком небольшое пространство фона канфарится точками. Золотая насечка применяется только в композициях ветка и заросль. Конец Х1Хв. — время создания классической кубачинской орнаментики, той, которая
исследовалась Н. Б. Баклановым, Е.М. Шиллингом и другими учеными. Этот орнамент и украшает огромное количество холодного оружия. Все элементы этого орнамента, а также все его композиции подробно исследованы Е. М. Шиллингом. Ниже мы приводим краткое изложение его наблюдений/Шиллинг, 1949,
107—111/. Исследователь выделяет несколько основных орнаментальных композиций.
 
1. Композиция тутта, т. е. ветка, или дерево. Это — симметричное, большей частью вертикальное построение, ось которого, действительная или воображаемая, делит украшаемую поверхность на равные воловины. Простейшую основу тутты составляет стебель с одинаковыми, симметричными боковыми веточками; пары могут различаться длиной, степенью изогнутости. Эта более или менее сложная основа одевается густой сетью цветочных головок, листочков и других элементов кубачинской орнаментики. Иногда основа тутты образует одну ось рисунка, лишенную ветвей, тогда головки как бы вырастают по ее бокам. Часто оси тутты — воображаемые, не существующие в рисунке линии, они угадываются по симметрично размещенному орнаментальному материалу. Иногда тутта строится из нанизанных на ее ось медальонов, которые могут образовывать цепи, заходя друг за друга краями. Тутта считается наиболее сложным видом композиции.
П. М. Дебиров заметил, что динамичный рисунок тутта создается не путем простого повторения одной пары завитков, а двумя парами, с контрастным движением. "Первая пара образует спиралевидное движение, вторая же пара движется навстречу первой и образует движением сердцевидную фигуру, обращенную острием вниз" /Дебиров, 40/.
 
2. Композиция мархарай, т. е. заросль. В противоположность тутте она отрицает симметрию. От одной спирали в разные стороны отходят другие, не подчиненные первой, а равные ей, вступающие в пересечение друг с другом. Эти спирали и разводы могут исходить из одного центра, которым может быть розетка. "Основа пышно и густо уснащается зарастающими из сложной ритмической сети стеблей "головками", создающими очень равномерно насыщенную орнаментальную ткань. В ней часто нет ни верха, ни низа, ни начала, ни конца, она может расти и развиваться в любом направлении" /Шиллинг, 1949, 107—111/. Мархарай может заполнить пространство любой формы, он часто сочетается с туттой. Считается, что выполнить мархарай легче, чемтутту.
 
3. С композициями тутта и мархарай часто увязывается тамга.Тамга представляет собой крупный медальон с замкнутым контуром. В зависимости от формы вещи он может приближаться к кругу, овалу, ромбу, квадрату, прямоугольнику. Внутреннее поле тамги чаще всего заполняется сочетанием мелких завитков, головок, листочков, построенных по типу тутты или мархарая. Один или несколько медальонов-тамга композиционно расчленяют орнаментальную поверхность, выделяя на ней декоративные пятна.
 
4. Решетчатая или сетчатая композиция (куцат-накыщ) — геометрическая сетка из ромбов, образованных двухлепестниками; в центре ромба — маленькая четырехлепестковая розетка.
 
5. Каемчатая композиция лум употребляется для обрамления орнамента и представляет собой мелкие побеги и розетки, образующие цепочку.
 
6. Известное место в кубачинской орнаментике оружия занимает звериный стиль. Его корни уходят в средневековое искусство Дагестана /Маммаев, 42—47/. Зооморфная тематика представлена изображением птиц, змей, собак и коней. Стилизованные парные изображения птичьих головок нередко вплетены в орнамент тутта, заканчивая его, как правило, в боковых или верхних частях. Чаще всего подобные птичьи головки используются в украшении ножен кинжалов; на газырях и пистолетах полное изображение птицы помещено в отдельные медальоны, обрамленные растительным орнаментом; в редких случаях изображение птицы является главной, самостоятельной композицией. Змеи чаще всего располагаются на левой стороне ножен холодного оружия. В редких случаях они составляют основу композиции и располагаются на правой стороне ножен. В числе прочих значений изображение змеи должно оберегать "их владельцев от злых духов и темных  враждебных сил" /Маммаев, 44/. Голова собаки или коня часто завершает головки кубачинских сабель; особенно распространено изображение собаки с приоткрытой пастью. Это основные композиции собственно кубачинского орнамента, Кроме того, в кубачинской орнаментике применялись мотивы, заимствованные из других орнаментальных культур. Кубачинские мастера много работали в разных областях Кавказа и Средней Азии, часто выполняя изделия в местном вкусе. По их собственному признанию, они умели выполнять "грузинский", "армянский", "черкесский", "чеченский","осетинский", "бухарский", "парахнакыш" (по имени известного лакского мастера из Кази-Кумуха),"чохский" (по названию аварского селения Чох), "ахтинский" (по названию лезгинского селения Ахты), московский и так называемый житомирский орнаменты /Шиллинг,1949,с. 111/.
 
Так как мы не знаем, каким образом особенности той или иной национальной орнаментики преломились в орнаментике кубачинцев, то лишены возможности сопоставить перечисленные стили с определенными вещами. На оружии мы можем выделить только московский и черкесский орнаменты, но и при этом должны оговориться, что в понятие черкесский могут попасть довольно близкие к нему осетинский и чеченский. Орнамент москов-накыш, т. е. московский рисунок, представляет собой несимметричную, изящно изогнутую ветку, стебли которой усыпаны цветочными головками, листочками, завитками. Крупные головки помещаются в середине и на концах стеблей, мелкие завитки заполняют все остальное пространство. Вместе с традиционными кубачинскими головками здесь встречаются и другие изображения: цветы,повернутые в профиль, удлиненные листики, шишечки вроде кедровых. Е. М. Шиллинг считал, что мотивы этого орнамента являются русскими по происхождению и могли проникнуть в Кубачи еще в XVI в., когда стали складываться связи между Кавказом и Московским государством. Москов-накыш кубачинцы любили помещать на свободном фоне,например на левой стороне ножен. Иногда же москов-накыш употреблялся в общей композиции с другими элементами оонамента Черкес-накыш означает черкесский узор. Из черкесского орнамента брались самые характерные элементы: круги и овалы, роговидные, симметрично расположенные завитки, завитки в виде запятой с утолщенной головкой, солярные розетки. Мастер-кубачинец иногда ограничивался только этими элементами, иногда дополнял их элементами кубачинской орнаментики. Отличить кубачинский черкес-накыш от настоящего черкесского орнамента можно прежде всего по технике исполнения: кубачинцы делали более глубокую гравировку и канфарили фон инструментом, после которого оставались маленькие кружочки; черкесские же мастера обрабатывали фон штихелем, после чего образовывались зигзаги. Кроме того, в черкес-накыш нередко вкраплены между черневыми кругами кубачинские элементы орнамента. Примером черкес-накыш является орнамент на шашке 13435 ГИМ. Изображение подобной шашки Е.М. Шиллинг приписывает известному мастеру Абдулле Капалаю /Шиллинг, 1949, 115/.
 
Все использованные здесь элементы имеют черкесское происхождение, только обрамление орнамента каемчатой 
композицией лум — кубачи некое.
 


Карта сайта