Рубим баксы

Рейтинг сайта

Пообщаемся

Tak.ru



Полезное

Обменник, обмен webmoney в Украине
загрузка...

Полезное 2

<
Лакский орнамент
Автор: Администратор   
20.12.2011 09:50

 

Лакская орнаментика изучалась Н. М. Ильчуком и Д.-М. С. Габисовым. Мне не представляются положения, высказанные этими учеными, бесспорными, и я предлагаю свои соображения на эту тему. В развитии лакской орнаментики отчетливо различаются два этапа: время работы лакских мастеров в Кази кумухском округе Дагестана и начиная с 70-х годов XIX в. период массового отхода лакских мастеров за пределы Дагестана в города и селения Северного Кавказа и Закавказья. К казикумухскому периоду мы относим только вещи, на которых указаны название селения и имя мастера. Для этих изделий — сабель и шашек — характерна оригинальная орнаментика. Интерес представляют две сабли и шашка работы мастера Расула, хранящиеся в ГИМе, ГЭ, ГМИАр. На левой стороне крестовины сабли 13454 ГИМ стоит арабская надпись: "Работал Расул, Кази-Кумух". Правая сторона рукояти и широкие серебряные накладки на ножнах сплошь украшены орнаментом отличающимся от обычного дагестанского. Это симметричные расходящиеся в разные стороны стебли с розетками, имеющими остроконечные лепестки с листьями, бутонами, завитками весьма причудливого рисунка. В растительную основу орнамента вплетены сильно стилизованные птичьи головки — мотив, который использовался в украшении кубачинских и закавказских кинжалов. Рисунок выполнен неглубокой гравировкой на сплошном черневом фоне и отделен от него линией вторичной гравировки; вся поверхность белого рисунка — лепестков, стеблей, бутонов, розеток, птичьих головок — разделана легкой разнообразной гравировкой штрихами, кружками, раковинами, завитками.
 
У сабли 4243 ГМИАр на левой стороне устья ножен находится арабская надпись: "В 1297 (1879/80) работал Расул Казикумухский". Орнамент на сабле — симметричный с трех- и пятилепестковыми распластанными розетками и листьями, расположенными по обе стороны от оси. Все это выполнено глубокой
гравировкой; поверхность рисунка разработана тщательной дополнительной гравировкой. Сбелым (цвета серебра) рисунком переплетаются чернсвые ветви с трехлепестковыми округлыми и двухлепестковыми вытянутыми головками с белым рисунком внутри. Довольно свободный фон кайфарен точками. Эти две
сабли не имеют никаких общих орнаментальных элементов. Промежуток занимает шашка 3805 ГЭ. На устье ножен этой шашки слева помешена арабская надпись: "Работал Расул Казикумухский, владелец Максуд Хунзахский.1287" (1870/71) и русская надпись: "Кавказ 1871". По рисунку некоторых деталей орнамента шашка близка к сабле 13454 ГИ М —такие же изрезанные,причудливой формы листья со сходной разработкой поверхности:раковинами,штрихами и т. п. Другие детали сближают еес саблей 4243ГМИАр — общие для них обеих пятилепестковые бутоны с тщательно разделанной поверхностью, извивающиеся чернсвые стебли с двух- и трехлепестковыми головками с белым рисунком внутри. Почерк надписей на сабле 4243 и 3805 довольно близок, разница во времени изготовления невелика (1870 и 1879 гг.). Можно полагать, что вес три вещи при значительной разнице в орнаментике и технике исполнения сделаны одним мастером. Думается, что мастер Расул не был отходником, потому что на работах отходников не встречается названий родных селений, и что жизнь и работа его были связаны с Кумухом.
 
Особое место по красоте и четкости рисунка и чистоте его исполнении занимает декор шашки 1978 ГЭ. Ее орнамент симметричный, состоит из стеблей
трех-, пяти-, семидолевыми листьями и короткими стебельками, заканчивающимися крубокой гравировкой, фон канфарсн точками. Слева на устье ножен
расположены чернсвые арабские надписи: "Работал Сагур ибн Бута", "Владелец Сейф Яртуф", "Его знамя продолжает быть поднятым, его доблесть вечно упоминаема", и русскими буквами "Умар" (при этом буква "р" написана наоборот), и датой "1881". Русская надпись разрешает предположить, что шашка
сделана в отходе. Бута — имя специфически лакское, поэтому мы считаем мастера лакцем, несмотря на отсутствие названия селения. Сагур ибн Бута — один из самых замечательных дагестанских мастеров. Возможно, эта шашка — единственная сохранившаяся его работа.
 
Значительную группу оружия —сабель и шашек — украшает орнамент, который мы условно называем двухслойным. Образцом его является орнамент на шашке 4813 ГМГр. На левой стороне устья ножен помещена арабская надпись: "Работал Мухаммед. Кумух 1290" (1873/74). Орнамент на серебряных деталях
состоит из основного симметричного, выполненного гравировкой с чернью рисунка, создающего общую композицию, и из дополнительного, заполняющего свободное пространство фона. Черневой рисунок строится следующим образом: по центру проходит действительная или воображаемая вертикальная ось, на которой расположены круглые небольшие розетки и трехлепестковые бутоны. В обе стороны отходят крупные симметричные плавно изгибающиеся стебли с вытянутыми бутонами и двухлепестниками. Иногда эти стебли составляют центральную вертикальную ось. Внутри черненых розеток и листьев — сложный
белый узор. Основной черневой рисунок — крупный, разреженный. Второй слой орнамента заполняет свободное пространство фона. Это небольшие, меньше первых, симметричные стебли, усеянные листьями и бутонами округлого рисунка. Они выполнены гравировкой без черни и от поверхности фона отделяются только выпуклостью рисунка. Остающийся свободным после второго слоя небольшой фон канфарен точками. Благодаря этой двухслойности и двухцветности несколько перегруженный рисунок кажется яснее. К этому типу орнамента можно отнести декор многих вещей, не имеющих указания на место производства. На одной из сабель с таким декором (4264 ГМИАр) выбиты пробирные клейма Тифлиса 1883 г. и инициалы мастера "О. М.". Думается, что можно сопоставить их с именем Омарз Мунчасва родом из Кумуха, значившегося в списках мастеров Тифлиса в 1882 — 1886 гг., куда он, по-видимому, незадолго до того переехал.
 
Со вторым этапом в развитии лакской орнаментики — временем отходничества, по нашему мнению, связано широкое распространение орнаментов курадар, мурх-накъич и др. Как известно, орнаменты курадар и мурх близки кубачинским мархараю и тутте. Иногда они настолько похожи, что различить их можно только по второстепенным деталям. Это сходство объясняется тем, что в отходе лакцы тесно соприкоснулись с кубачинцами. Лакское серебряное дело развивалось в отходе очень стремительно, молодые люди из селений приезжали в города для обучения к мастерам. Нередко кубачинцы и лакцы трудились в одних мастерских, и, естественно, ученики перенимали и у тех, и у других приемы их работы.
 
Курадар состоит из заплетенных спиралью и пересекающихся друг с другом стеблей, лепестки и листья которых обращены внутрь спиралей. Орнамент выполнен глубокой гравировкой с вкраплением черневых розеток, лепестков и листьев с белыми рисунками внутри. Поверхность выпуклого рисунка покрыва-
лась иногда более мелкой гравировкой. Образцом курадара является декор кинжала работы мастера Али Макасва родом из селения Кази-Кумух*. На левой стороне ножен находится надпись "Работал Али сын Макая 1330"(1911/12).
 
Для мурха, симметричного орнамента, характерно следующее построение: по центру прорисовывался вертикальный стержень, составленный из небольших розеток или трех- и пятилепсстковых бутонов, выполненных чернью с белым рисунком внутри. По обе стороны от стержня отходят спирально закрученные стебли с обращенными во внутрь лепестками, листьями, бутонами. Узор выполнен глубокой гравировкой; выпуклая часть сверху покрыта легкой дополнительной гравировкой. Образцом этого орнамента является декор кинжала 15548 ГИМ.
 
Лакским мастерам было присуще более свободное, чем кубачинцам, обращение с отдельными элементами орнамента, более смелое нарушение традиционного построения.
 
На изделиях лакских мастеров появляются изображения, совершенно недопустимые для старого дагестанского быта: дамы и господа в европейской одежде, женские головки, двуглавые орлы. Д.-М. С. Габиев, отмечая более свободное обращение лакских мастеров с традиционным орнаментом, объясняет это
большей народностью. По нашему мнению, здесь дело в другом — лакские мастера не были так жестко связаны с традиционной орнаментикой, как кубачинцы. Кроме того, лакские мастера работали на различных заказчиков в самой разнообразной среде.
 
Так же как и кубачинцы, лакские мастера, живя в инонациональной среде, выполняли свои изделия во вкусе заказчика, поэтому и в лакской орнаментике мы видим черкесские, грузинские и другие мотивы. Лакские мастера-отходники создали еще несколько типов орнаментики, которые широко применяли на
Северном Кавказе. Мы называем их условно дробным и крупная зернь в розетках. Они особенно широко использовались в украшении кинжалов и будут рассмотрены в соответствующем разделе.
 


Карта сайта