Рубим баксы

Рейтинг сайта

Пообщаемся

Tak.ru



Полезное

Обменник, обмен webmoney в Украине
загрузка...

Полезное 2

<
Военный уклад в жизни черкесов
Автор: Администратор   
20.12.2011 09:29

 

На основании изучения археологических и письменных источников исследователи истории черкесов пришли к выводу о существовании у них со времени раннего средневековья ремесел, связанных с обработкой металла, — кузнечного и серебряного. Именно они вышли за рамки домашней промышленности и достигли уровня профессионального ремесла. Кроме мирного применения, эти ремесла специализировались на производстве оружия, были тесно связаны с его изготовлением и украшением. Городов у черкесов не было, ремесло носило сельский характер. Сушествовали крупные селения с развитым ремесленным производством. О подобных населенных пунктах сообщил в 1666г.Эвлия Челеби.Во всех домах большого селения племени шегаке, состоящего из 550 домов, писал он, "есть очень способные,ловкие, искусные люди, рукам которых не чуждо ни одно ремесло". В другом большом селении, Субай, ставке князя племени хатукай, насчитывавшем 500 домов, все население — ремесленники, хотя лавок там не было. "Все работают дома. Здесь же находятся и все мастера". Турецкий путешественник посетил также большое селение племени бесленей, "достойное называться городом", в котором живет "народ искусных умельцев", и крупное селение в Большой Кабарде близ берега реки Кумы, где "народ весьма искусный: каждый у себя в доме занимается ремеслом". Он даже отметил, что существуют племена, для которых ремесло было главным занятием Так в селениях племени анами принадлежащего к темиргоевцам, "все население —народ ремесленный", еще два племени — такаку и мамшука — состоят не из воинственных народовбольшинство из них не имеет ни ору;ия, ни снаряжения. Это ремесленные народы, среди них существуют искусные портные, есть и кузнецы /Челеби,11,56,65,69,71,76-78,86/.
 
Специализированных центров с кузнечным, оружейным и ювелирным производством в Черкесии, повидимому, не возникло, в противном случае они, хотя бы однажды, были упомянуты посещавшими ее иностранцами. Сырье для металлических изделий добывалось на месте, а частично ввозилось извне. О добыче и переработке руды в Черкесии сообщают французский коммерсант Ж.-Б. Тавернье и немецкий врач и путешественник Э. Кемпфер*. Ж.-Б. Тавернье пишет: "Они все настолько трудолюбивы, что сами добывают железную руду, которую затем расплавляют и из которой изготовляют различную домашнюю утварь" /Тавернье, 81 /. Э. Кемпфер ему вторит: "Они очень трудолюбивы и добывают даже железо из рудников, которое они также куют и изготавливают из него всякого рода орудия" /Кемпфер, 11II. И. Ф. Бларамберг полагал, что, поскольку черкесы "не имеют представления о геологической разведке и эксплуатации шахт, они используют только такие минералы, с помощью которых можно получить металл без особого труда". "На территории абадзехов, — продолжал он, — у подножия горы Ногокоссого имеется самородное железо в форме крупного песка; абадзехи собирают его и без особого труда выплавляют в виде слитков, пригодных для использования в различных целях. В недрах земли черкесов имеются также медь, свинец и серебро, но в малых количествах" /Бларамбсрг, 371/.
 
Железную руду, залегавшую в долине реки Шавдан, в Балкарии, в Чегемском ущелье, жители переплавляли и смешивали со свинцом, который добывали в выработках горы Экаргаджейтау (Свинцовая гора); из полученного сплава отливали пули. Еще одно место свинцовых разработок находится на горе Исди-хонг в Балкарии по пути в Дигорию
/Клапрот, 255, 257/.
Железо производилось методом сырого дутья; его доводили до мягкого состояния, поддававшегося ковке. Из местного металла изготовлялись сельскохозяйственные орудия, предметы домашней утвари и оружие. Как писал Тэбу де Мариньи, "кузнецы выковывают ножи, топоры и гвозди"/Мариньи, 308/.
 
Профессия кузнеца была широко распространена в Черкесии и пользовалась большим уважением.
С профессией кузнеца связаны различные легенды и поверья. Покровителем кузнецов считался Тлебс /Тлебш/ — бог железа и оружия. Существовало предание, согласно которому Тлtбс был кузнецом, отличавшимся святой жизнью и изготовлявшим такие сабли, которые рассекали целые горы железа. По преданию, Тлебс похоронен в лесу и его могила посыпана железными опилками Тлебс очень любим народом, его имя произносится как клятва. В праздник,посвященный,
ему черкесы молились, пили хмельные напитки на лемех и топор; после этих обрядов ели, пили и предавались забавам, главной из которых была стрельба в цель, преимущественно в яйцо, поставленное на видном месте.К Тлебсу прибегали с молитвой об излечении раненого./Дубровин, 109/.
 
Местного сырья для производства оружия и сельскохозяйственных орудий не хватало, поэтому значительное количество металла и готовых металлических изделий ввозилось из-за границы. С XII в. большую роль во внешней торговле Черкесии стали играть генуэзские колонии. Генуэзские купцы проникали на северные и восточные берега Черного моря, плавали по Кубани. В XIII-XIV вв. они основали ряд поселений в Крыму и на Кавказе. На Северном Кавказе самыми крупными колониями были Матрика, Мапа(Анапа), на Кубани — Копа** и др.Генуэзские торговые факторииосновывались и в глубинных районах Черкесии. Генуэзцы в обмен на черкесских рабов, продукты земледелия и скотоводства поставляли черкесской знати шелковые и бархатные ткани, пряности, золотую и серебряную посуду, различные изделия из металла. Оружие составляло существенную часть генуэзского экспорта. Память о тех временах сохранилась даже и в начале XIX в. Тэбу де Мариньи писал: "Я видел много оружия производства европейских мастеров, между прочим, много венецианских и генуэзских сабель, кроме тех, что приходят к ним по торговым путям, причем у них есть старинное оружие, большинство из них найдены в могилах, и легко можно определить время их службы, если видишь, что их ширина зачастую уменьшилась на одну треть" /Мариньи, 308/.
 
После турецкого завоевания генуэзцы были вытеснены с Черноморского побережья Кавказа. Их города-колонии пришли в упадок; главными торговыми партнерами для Черкесии стали Крым и Турция, а центрами этой торговли — Тамань и Темрюк. Через эти пункты проходили почти все товары, ввозимые в Черкесию. О торговой роли Темрюка и Тамани сообщает французский путешественннк Абри де ля Мотрэ, посетивший Черкесию в 1711 г.: "Тамань хотя и небольшой, но очень населенный город. Его можно было бы назвать колонией армян, грузин, мингрелов и черкесов, так как они со-
ставляли большую часть его населения, что наблюдается также в Темркже". Он пишет, что черкесы, живущие в Крыму, Темрюке и Тамани, ведут торговлю во внутренних областях Черкесии, покупают там рабов, лошадей и другие товары, в число которых входят сабли и ножи. Турецкие купцы ждут их на пристанях Керченского пролива и покупают у них товары /Мотрэ, 125, 122/.
 
В книге, посвященной исследованию черноморской торговли, Карл Пейсонсль рассматривает также черкесский экспорт и импорт. По его данным, в 1750—1760 гг. в Черкесию через Тамань были ввезены 3 тыс. кинталов* свинца для ружейных и пистолетных пуль и для груза к удочкам; от 2 тыс. до 3 тыс. кинталов железа в брусках (полосах), 500—600 окк** олова. Доставлялись и готовые изделия из металла: от 30 тыс. до 35 тыс. кос из Германии, 3 тыс. пар стремян из Бахчисарая и Ахмешида (Симферополя), от 3 тыс. до 4 тыс. лошадиных удил, 4 тыс. наборов подков с гвоздями для лошадей, от 5 тыс. до 6 тыс. крымских ножей, из Бахчисарая тысяча ружейных стволов/Пейсонель, 183, 184,193—195/.
Г.-Ю. Клапрот сообщает об иных источниках поступления оружия в Черкесию: "Часть оружия они получают от турок, часть — из Грузии, у них есть большой запас дорогостоящих старых венецианских и генуэзских мечей и пистолетов" /Клапрот, 266/.
 
Тэбу де Марнньи сообщает о ввозе других видов оружия: "Шлемы, кольчуги и луки приходят к черкесам из Персии и Константинополя; они покупают их мало. Обычно турки поставляют черкесам дула ружей и пистолетов и лезвия сабель, которые черкесы затем налаживают на свой манер". И продолжает: "Большая часть наконечников и прекрасных кинжалов, которыми они пользуются, делается далеко проживающей народностью кумыков" /Мариньи, 308/. Дюбуа де Монперс называет среди товаров, ввозимых турками в Черкесию, порох, свинец, ружья, сабли, пистолеты /Монпере, 454/.
 
Итак, кузнечное и оружейное дело было развито в Черкесии. Мастера работали частично на местном, частично на привозном сырье. Ввозилось не только сырье, ной готовые изделия — сельскохозяйственные орудия, предметы конского снаряжения, турецкое и крымское оружие, а также полуфабрикаты для
изготовления оружия: стволы, клинки. Черкесские мастера-оружейники достигли высокого уровня профессионализма. По отзыву Лапинского, "кузнецы очень многочисленны в стране. Они почти повсюду оружейных и серебряных дел мастера и очень искусны в своей профессии: это почти непостижимо, как они с их немногочисленными и недостаточными инструментами могут приготовлять превосходное оружие. Золотые и серебряные украшения, которые вызывают восхищение европейского любителя оружия, изготовляются с большим терпением и трудом скудными инструментами" /цит. по: Гарданов, 109/.
 
О том, что производство оружия было широко развито у черкесов, свидетельствуют рассказы русских солдат, бывших в плену у черкесов. Они утверждают, что почти в каждом ауле были мастера-оружейники. Оружейники удовлетворяли главным образом спрос внутреннего рынка, но значительная часть их изделий шла на продажу терским и кубанским казакам и офицерам Кавказской армии. Г. И. Филипсон в своих воспоминаниях отмечал, что в период Кавказской войны "черкесское оружие носили всегда и все офицеры" российской армии. "Оружие имело условную цену, иногда до нелепости высокую.Холодное оружие было действительно недурно... Огнестрельное оружие было гораздо хуже: кремневые замки винтовок и пистолетов были старинной очень неудобной системы. Наружный вид и отделка оружия были своеобразны и очень красивы" /Цит. по: Гарданов, 108, 109, 111/. На народных собраниях закубанских племен во время Кавказской войны принимались постановления о запрещении продажи оружия в Россию.
 
С появлением огнестрельного оружия понадобилось организовать производство свинца для пуль и пороха для зарядов. Согласно Эвлии Челеби, члены племени шегаке "сами изготавливают черный порох"/Чслеби, II, 58/. Г.Ю.Клапрот писал; "Порох ("гин") они (черкесы.— Э. А.) изготавливают сами, как почти все кавказцы. Селитру ("гин-хуч"или"гин-чух") они часто добывают в горах в натуральном виде, а частично выщелачивают ее из подстилок в стойлах скота и сами варят ее" /Клапрот, 266/. С. М. Броневский, пожалуй, уточняет это свидетельство: "Черкесы приготавливают также порох и всякий для себя делает селитру из быльника (бурьяна), в июле собираемого, который, очистив от листьев и отростков, один стебель сжигают" /Броневский,142/. Лапинский указывал, что большое число семейств закубанских адыгов занималось исключительно производством пороха; селитра для изготовления его добывалась на месте, а сера ввозилась из-за границы /Цит. по: Гарданов, 109/. Черкесский ученый А. Хан-Гирей писал в 1836 г., что в Черкесии "в каждом ауле в небольшом количестве приготавливают порох"  /Хан-Гирей, 266/.
 
Но изготовляемого в стране пороха не хватало, его также ввозили из-за границы. К. Пейсонель сообщает, что в Черкесию через Тамань ввозится "большое количество пороха из Каффы и Константинополя; самый плохой продается по 20 пара*** за окку; французский, когда удается его привезти, стоит до 60 пара, английский не имеет цены" /Пейсонель, 194/. По словам Г.-Ю. Клапрота, "кремни у них редки, их они по большей части получают от русских" /Клапрот, 266/.
И кожу для ружейных чехлов ввозили из Крыма: от 1000 до 1500 кож вобрезках по 40 пара за штуку /Пейсонель, 193/.
 
Другой отраслью, в которой черкесские мастера достигли высокого совершенства, было серебряное и  ювелирное дело. Существовало несколько видов работ: изготовление золотых и серебряных чаш, женских украшений* и отделка оружия. Еще Д.Интериано писал, что у знатных людей в домах "имеются массивные золотые чаши, стоимостью от тридцати до пятисот дукатов, также и серебряные, из которых они пьют с величайшей торжественностью". "Если же случится им (знатным черкесам) приобрести в качестве добычи или иным путем золото или серебро, то сейчас же они его тратят на те чаши, о которых я говорил выше, или же на украшение седла, обычней же всего — на украшение оружия" /Интериано, 49, 50/. Высокая престижность оружия требовала тщательного его украшения. И черкесы достигли в нем очень большого мастерства. Абри де ла Мотрэ сообщал в 1711 г.: "Черкесы, в особенности жители гор, ведущие торговлю с помощью обмена, не знают ни цены, ни употребления серебра; они пользуются им только для плавки и выделки украшений на рукояти своих ножей или сабель, что превосходно им удастся" /Мотрэ, 133/. Тобу де Мариньи отмечал: "Серебряных дел мастера украшают оружие, рожки для пороха, пояса и т.п. Трудно представить себе степень совершенства этой работы, красоту и правильность рисунков, наносимых на металле чернью с помощью кислоты" /Мариньи, 308/. К этому можно прибавить наблюдение Дюбуа де Монпере: "Единственный промысел, который у них развит довольно высоко, это выделка золотых и серебряных изделий. У них есть очень искусные мастера, особенно по обработке серебра и рисунку на черненом серебре; черненым серебром они покрывают рукоятки пистолетов, сабель, ножны кинжалов; они умеют также насекать узоры (выделывать дамасскую сталь) на стволах ружей" /Монпере, 454/. С. М. Броневский в 1810 г. писал: Серебряники "наводят чернь с золотою насечкою на серебре и стали для конских уборов и других оружейных украшений на такой же образец и едва ли с меньшим искусством в отделке, как работают в Великом Устюге" /Броневский, 141/. Джеймс Белл в дневнике за 1837 г. отмечал, что в селении Агсмуг, где он тогда находился, проживал пожилой мастер, который "проводил много времени, выполняя искусные, тонкие работы из серебра". Он сумел очень хорошо починить музыкальный ящик для Белла /Белл, 473/. А. Хан-Гирей добавлял: "В Персии и Турции и в других местах Азии вы найдете оружие более богатое, нежели в Черкесии, но с таким прекрасным вкусом обработанных там не увидите. Серебряные изделия достойны удивления по прочности и чистоте отделки. Чернь и позолота, с величайшим искусством на них наводимые, превосходны в полном смысле этого слова, и, что важнее всего, эта чернь и эта позолота почти никогда не сходит" /Хан-Гирей, 265—266/.
 
В конце XVIII — первой половине XIX в. серебро к адыгам поступало из России через купцов, причем время наиболее интенсивного ввоза приходится на 1842—1845 гг. "За Кубань и горские деревни" в эти годы было ввезено 203 золотника и 8067 литров*"серебра. После 1846 г. ввоз прекратился и в качестве материала для новых изделий использовались старые вещи /Унарокова, 100/. Итак, в XIX в. важной отраслью деятельности серебряников было украшение оружия: шашек и кинжалов, ружей и пистолетов, а также разных предметов снаряжения —поясов-портупей, пороховниц, газырей и т.п. Много украшений производилось для седел — оковки и накладки, и для конской упряжи —бляшки, пряжки и т.п. До 60-х годов XIX в. черкесские ювелиры полностью удовлетворяли потребности жителей в украшении и изготовлении изделий из серебра.В 1870—1880-е годы в черкесских селениях появляются дагестанские мастера. Они приезжают на заработки и привозят готовые изделия, свои и своих односельчан. Обычно они работали по нескольку сезонов, иногда
же поселялись навсегда. С их появлением число серебряников в Центральном и Западном Кавказе увеличилось. В итоге
в 1880-х годах в Пятигорском отделе работали 17 мастеров, в Нальчикском округе — 47. Заработки у мастеров были хорошие, от 2 до 3 рублей в день /Мамбетов, 82,83/.
 
Необходимо отметить участие женщин в украшении черкесского оружия, производстве предметов обихода воинов и их одежды. Еще Д.Интериано писал о занятиях благородных черкешенок: "Знатные женщины у них не занимаются никакой работой, за исключением вышивания и украшения кожаных изделий; они расшивают узорами кожаные кисеты для огнива и очень красивые кожаные же кушаки". И еще: черкесы имеют при себе на боку свое снаряжение, "а именно огниво в красивом кожаном кисете, который делают и расшивают им женщины" /Интериано, 49, 51/. У Тавернье находим сообщение о труде кабардинок: "Они делают много вышивок золотом и серебром для украшения лошадиных седел, колчанов, луков,стрел" /Тавернье, 81/. К этому можно прибавить и свидетельство 1683 г. Э. Ксмпфера: "Знатные женщины вышивают золотом и серебром чепраки, колчаны, повязки или носовые платки"/Кемпфср, 117/. В XVIII—XIX вв. положение не изменилось. По-прежнему все нужные для жизни изделия изготавливались в семье, и по-прежнему очень важную роль играл женский труд. Вот как об этом пишет Тэбу дс Мариньи: "Внутри ограды каждого жилища производится все, что необходимо для его обитателей. Женщины там заняты тем, что делают из светлой пряжи сукно, напоминающее фланель; бурки, седельные подушки, полотно, одежду, обувь, галуны, ножны для сабель, чехлы для ружей и пистолетов. Черкесские княжны вовсе не освобождены от этих работ; наоборот, для них славой является выделиться, опередить в своем искусстве других" /Мариньи, 308/.,
 
Итак, женским трудом производилась вся одежда и обувь, в том числе черкески, бурки, наговицы, перчатки; все кожаные принадлежности военного снаряжения: подушки для седел налучья и колчаны для луков и стрел, а впоследствии, с распространением огнестрельного оружия, чехлы для ружей, кобуры для пистолетов.
 


Карта сайта